Суббота, 18.11.2017, 05:26
Анонимные Алкоголики Одесса
Вернуться на главную страницу Регистрация Вход
Приветствую Вас, Гость · RSS
Радио ЭйЭй онлайн
Перейти на страницу Радио ЭйЭй


Связаться с нами
(048)7092117 - дежурный АА
+38 093 7038686 - Валера (таксист)
+38 067 4832716 - Настя
+38 067 7308475 - Валерий (Летчик)
+38 063 4941149 - Владимир (Связист)

Skype
aa_odessa (в режиме чата)
galinka097 (Скайп собрания)
e-mail: maseych@gmail.com

Быстрое письмо нам

Меню сайта
АА в городах:

Анонимные Алкоголики Николаева
Анонимные Алкоголики Херсона, Н.Каховки
Анонимные Алкоголики Измаил
Анонимные Алкоголики Белгород-Днестровский

Опрос
Помогает ли АА бросить пить?
Всего ответов: 972
Форма входа
Логин:
Пароль:
Статистика
 БЕЗУМСТВУ ТРЕЗВЫХ ПОЮ Я ПЕСНЮ 2

АЛКОГОЛЬ И ДРУГИЕ ВЕЩЕСТВА, ИЗМЕНЯЮЩИЕ СОЗНАНИЕ, ПО-МОЕМУ, ЖИЗНЕННО ВАЖНОЕ БОГАТСТВО ЧЕЛОВЕЧЕСТВА, БЕЗ КОТОРОГО ОНО НЕ МОЖЕТ ВЫЖИТЬ, НО МОЕМУ РОДУ ОНИ НЕСУТ ВЫРОЖДЕНИЕ.)

 

Отец был первым встреченным мной человеком, которого за покладистость, общительность, доброжелательность, теплоту к людям одинаково любили все, и мужчины, и женщины. Мать же, напротив, была строгой и упрямой, по тамошним понятиям, «принципиальной». Все скандалы с пьяным отцом затевала она. Помню себя несколько раз под кроватью с младшим братом, куда мы прятались от страха во время этих скандалов*.

 

(* – Ночное недержание мочи, которое преследовало меня лет до четырнадцати, было, возможно, следствием моего испуга в результате этих скандалов.)

 

Пьяным отец очень любил меня*. С младенчества помню, как он, появляясь ночью дома, брал меня из кровати плакал и целовал. Поскольку он делал это холодными руками, то я всегда орал. Когда я подрос, я пытался получить по утрам подтверждение его вечерним ласкам, но натыкался на его неразговорчивость, угрюмость, дурной запах его тела и оказывался в растерянности. Мать по утрам тоже была по-особому строгой, молчаливой и напряжённой. Наверное, с той поры для меня УТРО – ХУДШАЯ ЧАСТЬ МОЕГО ДНЯ.

 

(* – Когда я подрос, мне стало казаться, что отец ждёт чего-то важного от меня. Но я не мог и не умел дать ему ничего хорошего, поскольку хорошего у меня для него не было. И я чувствовал себя виноватым за это. Как я предполагаю, отец ожидал, чтобы я чудесным образом разрешил бы трудности его жизни вместо него самого. Кажется мне, отец, на деле, просто обожествлял меня и ждал от меня чего-то, как от Бога, хотя сам брать у меня жизненно важное ему, он не мог и не умел.)

 

Ещё меня удивляло, что молчаливый с домашними отец превращался в весельчака-говоруна, когда появлялись посторонние люди*. Мне казалось, что у меня плохой отец, который к посторонним людям относится намного лучше, чем ко мне. Хотя отец баловал меня подарками, как никто из деревенских земляков не баловал своих детей, но брать тепло душевное у него, впрочем, как и у матери, я не мог и не умел. САМАЯ БОЛЬШАЯ, почти не замечаемая мною ОБИДА МОЕЙ ЖИЗНИ, – ЭТО ОБИДА НА ОТЦА! Она, по-прежнему, во мне.

 

(* – Теперь-то я понимаю, что весёлым мой отец становился или от предвкушения скорой выпивки, которой сопровождалось всякое общение в среде земляков, или уже выпивши.)

 

По прошествии десятилетий в АА и в Ал-анон*, поведение моих родителей мне понятно: у них просто не оставалось сил и времени на то, чтобы радоваться мне. Сильно пивший мой отец то был пьян, то переживал похмелье, то был озабочен устранением последствий собственного пьянства, то впадал в трудоголизм, на деле, готовился к будущей пьянке.... А мать, то была озабочена мыслями о пьянстве отца, то скандалила с ним по этому поводу, то пыталась исправлять вместе с ним последствия его пьянства, то впадала в трудоголизм, на деле, также подготавливала будущую пьянку....

 

(* – Ал-Анон – товарищество анонимных родственников и друзей алкоголиков.)

 

Я в раннем детстве потерял веру, что мои родители рады мне и что я способен их радовать. Я обиделся на них за это и, может, потому навсегда перестал пытаться сделать им приятное. Я НЕ ЛЮБЛЮ МАТЬ И НЕ ЛЮБИЛ ОТЦА И НЕ ХОЧУ ИХ ЛЮБИТЬ*.

 

(* – Я становлюсь беззащитным перед тем, кого люблю. Наверное, поэтому я боюсь любить. Я приобрёл инстинкт не только не проявлять чувство любви, но и не испытывать его. И вообще не замечать того, что я чувствую.

 

На 24-м г во время оздоровительного голодания на воде я был сильно пьяным из-за отравления отходами моей жизнедеятельности. Это было моё первое такое длительное голодание. На тридцатые сутки голодания, я вдруг вспомнил, что к моей матери я обращался всегда безымянным «ты» и очень редко, когда мне надо было позвать её на помощь, «ма». Я перестал называть её «мамой» примерно в десятилетнем возрасте. С той поры я не обращался к ней даже словом «мать».

 

Через пару часов после этого открытия я позвонил ей и назвал её «матерью». Назвать её «мамой» в тот день у меня не хватило духу. На другой день, на тридцать первые сутки голодания, я позвонил ей ещё раз и назвал «мамой». С той поры у меня получается называть её «мамой» и иногда испытывать к ней что-то тёплое.)

 

На 20-м г я заметил, что до сих пор я боюсь улыбающихся мне людей. А если моя девушка проявляет ко мне слишком явные знаки любви и заботы, то мне становится страшно. Как-то на 2-м г она подала мне кофе в постель, и я почувствовал: всё, надо бежать, иначе мне будет плохо! Всосанный с молоком матери опыт жизни в семье сильно пившего научил меня, что вслед за проявлениями любви и заботы последует грубое вмешательство в  мою жизнь, с целью лишить меня свободы.

 

ЛЮБЫЕ ПРОЯВЛЕНИЯ ЗАБОТЫ И ЛЮБВИ КО МНЕ СО СТОРОНЫ ДРУГИХ ЛЮДЕЙ Я ДО СИХ ПОР ВОСПРИНИМАЮ, КАК НАВЯЗЫВАНИЕ МНЕ ДОЛГА, КОТОРЫЙ Я ДОЛЖЕН БУДУ ПОТОМ МУЧИТЕЛЬНО ДОЛГО ОТРАБАТЫВАТЬ; как признак скорого порабощения меня этими людьми…. Раз я кому-то понравился, то, значит, я ему уже должен! Поэтому во мне прижилось ощущение, что МНЕ лучше никому не быть хорошим!*

 

(* – Может, ещё и поэтому я, будучи пай-мальчиком до тринадцати лет, превратился в уличного хулигана к пятнадцати годам…. Почтительное моё отношение к учителям сменилось на высокомерное. После одного из скандалов с учительницей, из мести, я ночью разбил камнем стекло в её квартире….)

 

Самая большая моя половая радость – это чувствовать, что моя девушка радуется мне, а не самому радоваться ласкам со стороны девушки. Самая большая моя радость вообще – это радовать подарками других людей, а не радоваться подаркам мне. Я РАДУЮСЬ РАДОСТЬЮ ДРУГИХ ЛЮДЕЙ, А НЕ СВОЕЙ СОБСТВЕННОЙ РАДОСТЬЮ*!

 

(*  – В этом проявляется, я думаю, моя болезнь под названием «родственник алкоголика».)

 

САМЫЙ СИЛЬНЫЙ, почти не замечаемый мною СТРАХ, – ЭТО СТРАХ ПЕРЕД МАТЕРЬЮ! Другие люди от страха толстеют, чтобы казаться мощнее, я же, по-видимому, от страха худой, чтобы меня меньше замечала моя мать.

 

От страха всё моё тело сжимается. Перенапряжение приводит меня к различным недомоганиям. На тридцатом году жизни (двенадцатом году сухости) окружающие стали замечать, что у меня необычно холодные руки. Теперь они стали несколько теплее, но всё равно остаются прохладными.*

 

(* – Скорее всего, это признак повышенной тревоги, в которой я продолжаю находиться).

 

На 7-м г я почувствовал, что Я ВСЕГДА НАПРЯЖЁН, КРОМЕ ВРЕМЕНИ СОБРАНИЙ АА и другого общения по их традициям. Я не умею снимать своё напряжение без алкоголя, но моя жизнь с ним кажется мне ещё ужаснее. На 6-м г я почувствовал, что ЖИВУ, ВЫБИРАЯ ИЗ ДВУХ ЗОЛ МЕНЬШЕЕ*: МЕЖДУ СТРАШНЫМ И ОЧЕНЬ СТРАШНЫМ мне.

 

(* – На 10-м г я почувствовал, что теперь я ЖИВУ, ВЫБИРАЯ, чаще всего, ИЗ ХОРОШЕГО ЛУЧШЕЕ.)

 

От напряжения мои мысли, слова, дела, моя жизнь становятся более опасными. От них мне становится ещё страшнее. Круги страха всё углубляются в меня, как круги ада: Я ВСЕГДА ОХВАЧЕН СТРАХОМ, Я БОЮСЬ САМ СЕБЯ, Я ВЕСЬ – СТРАХ!

 

Я бессилен перед моей потребностью быть пьяным от страха. Когда я боюсь, я напрягаюсь. От напряжения сгорает моя сила, в первую очередь, половая*. Я выгораю всё глубже, желание жить всё угасает**.

 

(* – Может, поэтому я никогда не нуждался в частой половой близости?!)

 

(** – Это я заметил на 18-м г в АА. Одновременно идёт обратный процесс: с течением времени в АА я всё меньше боюсь, желание жить всё растёт.)

 

СТРАХ – ПРИЧИНА МОЕГО ЖЕЛАНИЯ СПРЯТАТЬСЯ и В ОПЬЯНЕНИЕ ЧЕМ БЫ ТО НИ БЫЛО: безрадостными мыслями, грустными эмоциями, алкоголем, выпитым мной, родственниками или друзьями; работой, чувством опасности, половой близостью, точнее, мыслями о ней; воровством, перееданием, игрой, табаком…, наконец, в опьянение общением по традициям АА.

 

Примерно в шестилетнем возрасте я стал убегать от внутреннего страха в опьянение мыслями. Потом к нему добавилось опьянение в 12 лет учёбой; после 13-ти лет – грустными эмоциями, табаком, алкоголем; после 14-ти лет – сексоголизмом, воровством; после 20-ти лет – трудом; после 25-ти лет – собственным языком (словоговорением), игроманией; после 33-х лет – собраниями АА; после 35-ти лет – перееданием.... МОЯ ЖИЗНЬ ЕСТЬ БЕЗУСПЕШНАЯ ПОПЫТКА УБЕЖАТЬ ОТ ВНУТРЕННЕГО УЖАСА В ОПЬЯНЕНИЕ.

 

ДОСТИГАЮ Я искомого СОСТОЯНИЯ ОПЬЯНЕНИЯ, КОГДА ДОВОЖУ ДО КРАЙНОСТИ ВСЁ, ЧЕМ БЫ Я НИ НАЧАЛ ЗАНИМАТЬСЯ: если размышления, то до изнеможения; если работа, то до упаду; если  дела, то опасные; если речь, то взрывная; если еда/питьё, то до отравления; если отношения, то напряжённые; если игра, то до проигрыша; если езда на автомашине, то на грани аварии.... ЧУВСТВО «МЕРЫ» У МЕНЯ ЕСТЬ: КАК ПОЧУВСТВОВАЛ, ЧТО ОТРАВИЛСЯ, ТАК, ЗНАЧИТ, И ДОСТИГ ИСКОМОЙ, МОЕЙ МЕРЫ.

 

МОЙ АЛКОГОЛИЗМ СТРАХОМ ПОРОЖДЁН И ВОСПРОИЗВОДИТ ВО МНЕ КРУГИ СТРАХА. Мой страх рождается в уме, а живёт во всём мне. Страх обоснованный и страх вымышленный. МОЯ ЖИЗНЬ В РАЗНОЕ ВРЕМЯ ОТЛИЧАЕТСЯ НЕ КОЛИЧЕСТВОМ СТРАХА, А ЕГО КАЧЕСТВОМ. МОЙ АЛКОГОЛИЗМ – БОЛЕЗНЬ СТРАХА И ТРУСОСТИ.

 

ЗДОРОВЬЕ, по-моему, ГЛАВНЫЙ КАПИТАЛ АЛКОГОЛИКА. КОГДА ЗДОРОВЬЕ ЗАКАНЧИВАЕТСЯ, АЛКОГОЛИК ТЕРПИТ КРАХ. ОН НЕИЗБЕЖНО ПЕРЕСТАЁТ ПИТЬ: ИЛИ ПРИ ЖИЗНИ, ИЛИ ПОСМЕРТНО! По причине слабости моего здоровья свой крах, как алкоголик, я потерпел рано. Примерно в шестнадцатилетнем возрасте я почувствовал, что болею неизвестной мне саморазвивающейся болезнью психики. В восемнадцатилетнем возрасте я был исключён с воинского учёта по причине эпилепсии. Врачи мне сказали, да и сам я прочёл, что употребление алкоголя обостряет течение эпилепсии. Я поверил в это.

 

Моя гордость не допускала мысли о том, что я превращусь в деревенского дурачка. Поэтому на молодёжные вечеринки я стал ходить с намерением не пить. Действительно, один-два круга и даже одну-две вечеринки у меня получалось отказываться от навязчивых предложений выпить. Но ТАМ Я всё равно, в конце концов, вовлекался и СТАНОВИЛСЯ ДРУГИМ ЧЕЛОВЕКОМ. И у меня, другого, вдруг появлялась мысль, дескать, выпью один раз, чтоб от меня отвязались. Я искренне не хотел продолжать пить дальше и никогда не хотел напиваться. Но ПОСЛЕ ВЫПИТЫХ ПОЛСТАКАНА ВИНА Я СТАНОВИЛСЯ ТРЕТЬИМ ЧЕЛОВЕКОМ и к следующему кругу у меня, третьего, появлялась мысль, да ладно, сегодня попью, а с завтрашнего дня перестану…!

 

Наутро я опять сожалел о своей слабости и давал себе зарок, что больше не поддамся на уговоры выпить. Это повторялось несколько раз, и я почувствовал, что МНЕ ЛЕГЧЕ НЕ ВЫПИТЬ НИ ГРАММА, ЧЕМ ВЫПИТЬ, А ПОТОМ БЕЗУСПЕШНО ПЫТАТЬСЯ УДЕРЖИВАТЬ СЕБЯ ОТ ПРОДОЛЖЕНИЯ И РАСКАИВАТЬСЯ НА ДРУГОЙ ДЕНЬ.

 

К тому времени я уже стал замечать, что помногу пьют не только те из моих родственников и земляков, на кого мне хотелось быть похожим, но и малоуважаемые мною люди. И алкоголь перестал быть в моих глазах признаком мужественности. Кроме того, алкоголь хоть и приносил мне изменённое сознание, но, убей меня, не помню, чтобы оно было радостным! Я пил с целью хотя бы на время, хотя бы отчасти заглушить чувство ужаса внутри себя.... МОЙ АЛКОГОЛИЗМ — ЭТО ОТСУТСТВИЕ СПОСОБНОСТИ ПИТЬ «ДЛЯ РАДОСТИ».

 

Я стал обращать внимание на последствия моего употребления алкоголя: «Вот это состояние горячечной ваты в моей голове и есть кайф?!» Постепенно в отношении алкоголя у меня сложилось ощущение, что он говно – самодельное ли, высококачественное ли, дешёвое ли, дорогостоящее ли, многолетней ли выдержки, марочное ли, с многими медалями …, но говно! – которое производит говно в моей голове, называемое другими людьми почему-то кайфом. Эту мысль я всячески поддерживаю внутри себя уже более тридцати девяти лет.

 

Я разочаровался в алкоголе и у меня стало получаться отказываться от него, хотя поначалу и не так легко, как сейчас. Больше двадцати трёх лет на каждое предложение выпить я отвечал чем-то злобным по поводу алкоголя и последствий его употребления. Теперь я понимаю, я говорил это не им, а себе. Точнее, говорил-то я им, но не для них, а для себя! На деле, я уговаривал себя, что мне лучше не пить, чем пить. Последние же лет шестнадцать я легко и без напряжения говорю то, что чувствую: «Сегодня я не хочу».*

 

(* – Я не вру ни им, ни себе! Но при этом в самой моей глубине – где-то возле копчика, – по-прежнему, сидит чувство ущербности (комплекс неполноценности) непьющего алкоголика. Суть его в сожалении, что все люди, как люди, пьют! А я…?! Кабы я верил, что хоть что-то, хоть чуть-чуть я получу хорошего, когда выпью, конечно, я бы пил!)

 

На 21-м г в АА я глубоко обследовался по поводу состояния моего здоровья. И объективный метод – электроэнцефалограмма головного мозга – показал отсутствие у меня эпилепсии, неизлечимого(!) заболевания.* При этом противоэпилептические лекарства я прекратил принимать сразу после выхода из больницы в восемнадцатилетнем возрасте, поскольку не верил в их действенность – ведь эпилепсия-то неизлечима. Тогда у меня хватило сил лишь на то, чтобы схватиться от отчаяния за соломинку – перестать пить. А на пятнадцатом году непития, от такого же отчаяния, я схватился за следующую соломинку, которую мне послал Бог, – за собрания АА.   

 

(* – До этого обследования, примерно на 20-м г  в АА, я начал замечать, что у меня почти совсем исчезло состояние дурноты при перегрузках: после сильного перегревания или переохлаждения; переутомления или перевозбуждения….)

 

Через год неупотребления алкоголя я почувствовал, что смогу отказаться от предложений выпить, с чьей бы стороны они не исходили. После трёх лет без алкоголя я почувствовал, что алкоголь перестал быть средством решения каких-либо моих проблем, сколь бы тяжёлыми или ужасными они не оказались, и что я не выпью ни в какой жизненной ситуации.

 

Позже я использовал этот опыт, чтобы перестать курить. После  тринадцати лет сухости (на тридцать втором году моей жизни) однажды с утра у меня получилось воздержаться от курения. До того я выкурил за день, как обычно, пачку сигарет. Мысли, что я не буду курить именно с завтрашнего дня, у меня не было. Я как-то случайно не закурил сразу после пробуждения, а потом ухватился за желание воздерживаться от сигареты и дальше. К тому дню я готовился около шести лет, прошедшие после предыдущей неудачной попытки бросания курить. Я накапливал внутри себя знания, желание и силы в пользу некурения….

 

С той поры уже двадцать шестой год табак для меня относится к разряду всё того же говна, которое производит говно в моей голове и, в целом, в жизни. И я ни то, что не сделал ни одной затяжки, я даже не брал сигарету в руки с целью поиграть ею, дабы не искушать дьявола табакокурения, сидящего во мне, не дёргать судьбу!*

 

(* – Всё это время я внимательно слежу за своими мыслями на предмет табака. К примеру, безобидная, на первый взгляд, мысль о том, чтобы взять какую-либо невиданную мною ранее сигаретку покрутить её незажжённую в руках, понюхать, уже является для меня признаком чрезвычайно большой уступки в пользу дьявола. Как только я замечаю подобную мысль, я тут же её останавливаю и вместо неё  вспоминаю, к чему мою жизнь привело курение.

 

Кроме снижения способности радоваться запахам, вкусу пищи, ощущения говна во рту, головных болей, кашля и постоянной боли в груди, периодически появлялись судорожные боли в икроножных мышцах во время ходьбы. Я их преодолевал, понимая, что это первые признаки «болезни курильщика» – облитерирующего эндартериита, – моя расплата за курение, и шёл, не останавливаясь.

 

Но боли в коленных чашечка, которые добавились позже, были непреодолимы. Мне приходилось останавливаться на полушаге и держать ногу неподвижно в том положении, в котором её застал приступ. Я частенько застывал на несколько секунд, как памятник, с приподнятой над землёй ногой. А как-то я сел на велосипед, на котором успешно ездил в детстве и юности, и… не смог ехать: непреодолимая боль не давала разгибать ноги до конца…. Теперь одно только представление о присутствии внутри меня табачного дыма вызывает отвращение.)

 

На 7-м г в АА зависимость от чая слабой крепости, которого я выпивал по три-пять литров за день, стала приносить мне больше плохого, чем хорошего. После одного сна, который получил убедительное для меня подтверждение*, я испугался. Как в случае с алкоголем и позже табаком, страх дал мне силы перестать употреблять чай, а с ним заодно и кофе. С той поры чай, кофе и остальные напитки «бодрости» отнесены мною к разряду всё того же говна, воспроизводящего говно в моей голове и превращающего в говно мою жизнь.

 

(* – Мне приснилось, что я лежу, а у моего изголовья стоит, нагнувшись, некто пожилой в средневековой одежде, по внешности, араб. Такой же мужчина, но сутулый и постарше, склонился надо мной на уровне моего таза. Я подумал, что еду в поезде, а воры тащат у меня, спящего, из карманов деньги. Вдруг тот, который находился у моего таза произнёс: «Яйца высыхают. Не пей чифирь!» Я тут же, ещё во сне, удивился странному заявлению, поскольку крепкий чай я никогда не пил, а серьёзного ухудшения половой силы не замечал. Но о том, чтобы чая пить поменьше, я давно задумывался.

 

Через двое с половиной суток я попал в постель к девушке и... оказался бессильным. С того дня я не сделал ни одного глотка чая, кофе и т.п. напитков….)

 

Каждый раз, когда на мои глаза попадается кто-то, употребивший того или другого говна (жидкого, твёрдого или газообразного), я сразу ставлю себе вопрос, и что хорошего он получил?! Ему стало казаться, что это он бодрый, умный, весёлый, общительный, спокойный…?! На самом же деле, не он стал умным, весёлым…. Он имеет лишь ватную горячку в голове. Вместо него бодрится, думает, смеётся, шутит, поёт, расслабляется … принятое им говно. А кажущееся спокойствие есть лишь ватный туман в его мозгах.

 

Таким способом я поддерживаю в себе ощущение, что нет ни одного случая, в котором бы употребление мною алкоголя или других веществ, изменяющих сознание, улучшило бы мою жизнь. ПЬЯНЫМ ЧУВСТВУЕШЬ, ПЬЯНЫМ ДУМАЕШЬ, ПЬЯНЫМ ДЕЛАЕШЬ, ПЬЯНЫМ ЖИВЁШЬ, ПЬЯНЫМ И СМОТРИ НА РЕЗУЛЬТАТЫ!

 

Мне нравится сравнение алкоголика с больным расстройством кишечника. Как и в случае с поносом, срыв – это лишь вопрос времени. Если алкоголик не пьёт сколь-либо долго, то отходы жизнедеятельности накапливаются и создают всевозрастающее напряжение. Судя по себе (до АА я не пил 14 лет), чем дальше, тем больше! Снимать его алкоголем я боялся, а здоровыми средствами – не мог и не умел. Моё внутреннее напряжение выходило через безумие моих глаз, слов, действий… .

 

Женщины, которыми я увлекался, были, большей частью, старше меня на 5-10-25 лет. Я ощущал себя 60-70-летним человеком, а моими друзьями были две семьи пенсионеров лет на 30-45 постарше меня. Я ходил шаркающей походкой, сам слышал шарканье моих ног, пытался подымать их повыше, но был бессилен это делать. Желание умереть преобладало. За жизнь я держался из навязчивой идеи моего предназначения, которое я как будто бы должен выполнить на этом свете, и любопытства: чем же всё это закончится?!* Желание быть рядом с пьющими до упаду земляками от начала и до конца попойки было  единственным, меня ни разу не покидавшим, и ПОСЛЕДНИМ,  когда куда-то исчезали вдруг ВСЕ остальные, в том числе и половые, желания. Во время их пьянки я пил «всухую» алкогольное безумие – сумасшествие-то заразительно(!) – и испытывал на следующий день отходняк. Так я освобождался от напряжения.

 

(* – Теперь же я хочу жениться на девушке детородного возраста и растить детей. И мне нравится, когда меня называют по имени без отчества.)

 

Наиболее сильнодействующим ежегодным средством снятия напряжения на протяжении шестнадцати лет был каторжный труд на зерноуборочном комбайне: «Клин клином вышибается!» На два месяца я падал в опьянение работой в знойной степи*. Я пил, ел и спал в поле возле комбайна…. Благодаря этому я полностью забывал об остальных трудностях моей жизни и возвращался в город уже другим, отдохнувшим человеком. В АА же отходы моей жизнедеятельности выходят из меня, говоря образно, в виде газов и других безвредных выделений.

 

(* – После того, как я перестал работать на комбайне и стал путешествовать, я заметил, что мне везде, кроме юга, летом холодно. На 12-м г я почувствовал, что у меня существует ежегодная потребность получать от жары изменённое сознание, упиваться ею. Лето для меня только тогда лето, когда от круглосуточного жара и сухости мозги  мои «плавятся». Я становлюсь спокойнее, а раздор внутри меня уменьшается.

 

После этого открытия я стал, мне кажется, понимать северян, которые без ежегодных трескучих морозов чувствуют себя хуже. Если бы я был северянином, то я бы пытался извлекать изменённое сознание, опьянение из «подмораживания» моих мозгов.)




Copyright MyCorp © 2017
Поиск
Объявления

Внимание!


Работает Группа Анонимных Курильщиков

Каждую пятницу, на Софиевской 10 в 19.00 Семейное образование.
Проводит А.Ю.Ахмеров


Лечение алкоголика
Лечение алкоголика
Объявления

Если совсем плохо и нужен детокс - Одесский Областной Наркологический Диспансер.

Профессиональная медицинская помощь при алкоголизме амбулаторно и в стационаре.
Подробности здесь.
ВИДЕО
5 мифов об анонимных
алкоголиках
Теги
стадии алкоголизма Чувства Сообщество Духа Срыв статьи Час за часом Лечение алкоголизма Коля Г Большая книга Инфантилизм методы лечение алкоголизма тетурам транслокация Личные истории кодирование созависимость Новикова онлайн группа АА Палталк картинки Статистика АА богдана группа АА спикекое любовь к себе Книги Большая Книга АА скачать аудиокига Григорий синяя книга аудиокниги Его зовут Борис аудио лекции Ильи Т литература для родственииков Книга Евгений М онлайн медицинская помощь алкоголику Наркология Вшивание семинары События спикерское 44 истории Ал-Анон Илья Т АА Николаев АА Херсон видео родственникам алкоголика спикерское выступление Нткита Духовное путешествие по Большой кни служение ВДА Коля Г. АА Житомир Налтрексон анонимность юбилей видеo семинар Деревки Интергруппа Духовное путешествие по большой кни АЛАНОН Конференция АА Одесса 2014 форум АА Одесса 2014 Семинар по Шагам Голубей шаги харьков конференция Форум АА херсон Традиции АА традиции Анонимных Алкоголиков группа СА в Одессе Сексоголик Сексоголики в Одессе Илья Т. Конференция АА АЛАНОН Одесса чернигов Медовая черешня Тернополь Конференция АА Одесса АА Харков Помощь в служении принципы служения 12 шагов Анонимные обжоры Одесса 12 традиций форум АА Молдова Аудиокнига аудио АА Полтава